Я пошёл на моряка потому, что думал, буду путешествовать по всему миру, учить английский и ещё бабки за это получать. Все эти представления оказались неверными. Начнём с бабок: по столичным меркам, платят там мало, но для морских городов, откуда в основном и идут в моряки, деньги хорошие. По тысяче-полторы долларов в месяц. При этом ты полгода проводишь на корабле и ничего не тратишь. То есть при выходе у тебя в кармане около 6-9 тысяч. Подробнее на сайте вестник крюинга.

Но за полгода социальные навыки атрофируются. Ты уже разучился нормально тратить деньги. Мой одногруппник пришёл из рейса в понедельник, а в четверг купил себе кабриолет. С европейскими номерами, нерастаможенный, скоро у него отвалилось колесо, надо было ремонтировать, а запчасти найти было очень трудно и дорого. Другой купил мотоцикл. Я сам — пятый iPhone, который сразу же потерял. Деньги улетают очень быстро, и снова надо идти в море.

Личную жизнь иметь практически невозможно. Это только говорят, что у моряков в каждом порту по жене. С кем можно познакомиться за 6 часов, пока длится твой отгул? В каждом морском городе есть seamen’s клубы, в которых моряки могут бесплатно пользоваться интернетом, играть в бильярд, брать книжки почитать. Там и девушки есть. Но надо платить. Как вы понимаете, это трудно назвать нормальными отношениями. Есть ещё Manila бары, их по всему миру держат филиппинцы, они и вовсе нацелены на развлечение, там за 20 долларов можно купить себе «любовь». Чаще всего не моряков можно обвинить в неверности, а их жён. Помню, на нашем корабле как-то был большой праздник у филиппинской части экипажа. Громко гуляли — праздновали рождение ребёнка у одного матроса. На следующий день он ходил по палубе очень грустный: радость прошла, и он подсчитал, что не виделся с женой уже 10 месяцев.

О филиппинцах

Большая часть моряков — филиппинцы, около 80 %, потом украинцы, русские и индусы. Меньше всего — африканцев и поляков. В общем, всё это страны третьего мира, у которых нет других альтернатив. Все иностранные компании нанимают экипаж именно тут, потому что ни один европеец, американец или австралиец не согласится работать за такие деньги и в таких условиях.

Филиппинцы имеют свойство кучковаться, строить заговоры против других. Особенно если это филиппинцы в возрасте, молодые всё-таки больше склонны идти на контакт. Я был на судне, на котором на палубе, кроме меня, работало 11 филиппинцев, им было очень легко: они могли просто не разговаривать со мной на английском и подставлять перед начальством. Про индусов все говорят, что они ужасно воняют — надо сказать, что после рабочего дня мы все, наверное, не благоухали, но у индусов действительно какой-то особый запах.

Русским в море очень свойственна дедовщина. Стоит ему доработаться до самого мизерного офицера, он уже ходит и всем указывает, что делать, хотя ему по должности не положено. Кстати, такой национальный состав подразумевает, что английский язык ты на судне не выучишь. Так что и второе моё представление тоже неверным было. Там такие разговоры :«Ми ноу хэв!», «Вот ю гат». Если ты используешь конструкцию have been — тебя уже не поймут. Конечно, проблема не столько в национальности, сколько в том, что в моряки идут люди с довольно низким уровнем культуры.

О работе

Владеют суднами богатые украинцы, русские или европейцы. Кстати, если судно европейское, немецкое например, то экономить на всём будут ещё больше, чем на русском или украинском. Дают дурацкую еду, комбинезон рвётся через неделю, весь дырявый. Команда очень маленькая, так что работать приходится так много, что даже в душ не успеваешь сходить. Начинающие матросы с 8 утра до 6 вечера драят палубу. Отбивают ржавчину, замывают от соли, надстройку внутри моют. Есть большие судна, которые совершают длинные переходы через Атлантику по 20 дней. Там — рутинная работа. Есть судна поменьше, на котором работал я. Они как почтальоны ходят по Европе, в день может быть по три порта.

Это значит, что ты с 8 утра до 10 драишь палубу, потом готовишься к входу в порт, таскаешь длинные тяжёлые канаты, которыми привязывается корабль. Потом стоишь вахту то на трапе, то в грузовом отсеке. То есть как охранник следишь, чтобы на корабль никто не зашёл, или проверяешь документы на груз, следишь, чтобы не было повреждений.

Ты матрос, ещё молодой, но на тебе уже ответственность. Если погрузят контейнер помятый, а ты не сообщил об этом, не составил специальный акт о повреждении, то тебя могут списать и за свой счёт отправить с другого конца мира домой. Потому что эти контейнеры стоят очень дорого, внутри ценный груз. Потом ночью тебя могут поставить на вахту на капитанском мостике. На маленьком пароходе из-за такого расписания я часа 3-4 спал каждый день.

Вообще по нормативам у тебя должен быть сон и еда по чёткому расписанию, но если будешь качать права — тебя просто спишут по каким-то формальным причинам. Один раз я сказал начальнику, что не должен чего-то делать, потому что это не входит в мои должностные обязанности. Подошёл старпом и вежливо так спрашивает: «Олег, что такое? Не надо выебываться, мы тебе можем такую характеристику написать, что ты никогда в жизни работу не найдёшь. Если мы захотим тебя заставить — заставим, и не надо с нами идти на конфликт».



Комментарии запрещены.